О питомнике
Наши собаки
Собаки владельцев
Наше разведение
Щенки
Выставки
О работе наших собак
Стандарт породы
Интересные статьи
Услуги для Вас
Контакты
В нашей памяти

 

Национальный клуб породы Лабрадор ретривер

 

Российский Ретривер Клуб

 

Журнал Ретриверы России

 

 

 

 

   

English version

 

Наши собаки Собаки владельцев

Лента новостей:

Путешествие во Францию - Лето 2004

Статья была написана летом 2004 года. Восстановлена со старого сайта Свити. С тех пор мы во многом по другому смотрим на развитие нашей любимой породы в России. Мы давно переехали за город, создали свой питомник. И живут с нами теперь не одна Свити, а пятнадцать Лабрадоров.

Перечитывая эту статью и рассматривая фотографии, мы видим, как выросли наши дети. Начиная с 2005 года по настоящее время мы со своими собаками ежегодно участвовали в Euro и World Dog Show, а так же во многих других Международных выставках. Объездили на машине с собаками всю Европу. Но, та поездка была нашим первым путешествием на машине во Францию, куда позже мы ездили много раз и очень полюбили эту страну.

А Свити после тех первых щенков от Ole имела еще два помета. В общей сложности у нее было 22 щенка, которые живут в разных регионах России, а также в Канаде, Германии и Болгарии. Некоторые из них являются Чемпионами России, Канады, Болгарии, Финляндии, Латвии, Литвы, Эстонии, Венгрии, Боснии, Сербии, Македонии, Румынии, Белоруссии, Украины и Национальных Клубов Породы разных стран. Трое из которых - Интерчемпионы.

 

Наши впечатления о поездке во Францию.

Шоколадный лабрадор Strong Stael Jizel Sweet Teddy (Свити) – это первая собака у нас в семье, и мы не обладаем никаким опытом в воспитании, содержании и, тем более, разведении лабрадоров. Но неукоснительное следование рекомендациям наших заводчиков Валерия и Татьяны Ревенко, дало очень хорошие результаты. Свити к двум годам получила титул Чемпиона России, а в возрасте 2 года 6 месяцев имела 4 сертификата CACIB, международный рабочий сертификат, что позволило подать документы на присвоение титула Интерчемпиона.

 Нам очень повезло, что с нашей собакой всегда занимались люди высоко профессиональные и очень любящие собак. Успешная выставочная карьера Свити была бы не возможна без нашего хендлера  Марии Сажиной (Бибаевой).

Когда нашей собаке исполнилось 2 года мы начали задумываться о выборе жениха для Свити. А успешная поездка на Aptus Show в Хельсинки в мае 2004 года, где Cвити стала лучшим представителем породы и Чемпионом Финляндии (кроме этого уже имелся титул Чемпиона Литвы), укрепила нас в мысли, что достойной собаке, одной из лучших сук в России просто необходим для вязки один из лучших кобелей Европы.

По выставкам в Москве и регионах России мы к этому времени уже поездили, Интернет ресурсы нами были детально изучены. И мы пришли к выводу, что в России не так много достойных кобелей, которые могли бы стать женихом для нашей Свити. Ещё раз оговорюсь, что это мнение дилетантов, людей ничего не смыслящих ни в генетике, ни в вопросах разведения Лабрадоров. Нас привлекало, впрочем, как и многих владельцев сук, только титулы, звания и успехи в выставочной карьере потенциальных женихов. Ну и, конечно, кобель для нашей Свити должен был быть самым, самым, самым… Так думали все члены нашей семьи. Да еще, ко всему этому, примешивалось чувство о возможности внести свой маленький вклад в развитие нашей любимой породы в России. Амбициозное желание, которое, я думаю, знакомо многим владельцам собак, не правда ли?

И, вот, все эти мысли мы высказываем своим заводчикам Ревенко Татьяне и Валерию, с оговоркой , что в средствах мы ограничивать себя не намерены и готовы заполучить в женихи того самого, самого, самого… Через некоторое время от Татьяны Ревенко и Татьяны Александровны Дрейер, с которой к этому времени мы уже были знакомы, получаем адрес Интернет-сайта французского питомника De Letang Balancet. И указание, что нас интересует черный кобель OLE. Перечисление его титулов повергло нас в лёгкий шок. Интерчемпион, Чемпион Франции, Англии, Дании, Люксембурга, вице Чемпион Европы 2002, резерв СС на Crufts 2003. Достаточно только сказать, что на юбилейной выставке 100-летие Английского лабрадор клуба в 2003 году он был признан лучшим кобелем.

 

 

 

 

 

На этой выставке Татьяна Александровна и познакомилась с владелицей ОLE и питомника De Letang Balancet очаровательной Анн-Шарлот Дрейфус (Anne-Charlotte Dreyfus).

Питомник De Letang Balancet расположен в городке Nonant-Le-Pin, что в двухстах километрах от Парижа.

Татьяна Александровна, в совершенстве владеющая французским (и не только…), взяла на себя бремя переговоров о возможности приехать нам со Свити во Францию в гости (и не только…).

Идея ехать во Францию на машине не была для нас чем-то экстраординарным. На своем микроавтобусе Фольксваген Мультивен мы давно колесим по России и не очень далекому зарубежью.

После проведения соответствующих переговоров c Анн-Шарлотт (владелицей OLE) Татьяна Александровна Дрейер поведала нам, что OLE летом живет в Англии и для вязки со Свити будет специально привезен домой во Францию. Нашей гордости не было предела. Подумать только, из-за нашей Свити самого OLE привозят из Англии.

Со своими дилетантскими понятиями мы рассчитали сроки предполагаемой вязки. Причем рассчитано было все до дня. Заводчики смотрели на наши расчеты с недоверием и скепсисом. Подготовили все необходимые документы для поездки, купили билеты на паром. Ехать решили через Финляндию. Москва – С.Петербург – Хельсинки – Ханко далее на пароме в Германию в Росток, а там уже через Бельгию во Францию в Париж.

Дорога до Хельсинки для нас была привычная и ничего необычного на этом этапе пути не было. Замечу, что Свити очень хорошо переносит переезды на машине, даже долгие. Ездить ей нравится, наверное, потому, что мы начали ее возить еще с 3-х месячного возраста. Не далеко, конечно. Но к 6-ти месяцам она была уже заядлая путешественница. Свити часто выезжала из дома, 3-4 раза в неделю на 2 часа. Это, повторю в возрасте до 6-ти месяцев. Ну а дача у нас вообще за Тверью и ехать туда более 3 часов. Так что, к дороге наша собака приучена с детства.

В Финском городе Ханко прямо на машине мы заехали на паром Superfast. Идет он до немецкого Ростока 22 часа. В четырехместной каюте со всеми удобствами Свити была с нами. Одна из палуб этого корабля оборудована для выгула собак. Июнь – время отпусков, поэтому путешествующих, как мы со всеми детьми и с собаками было много. На этой палубе расположены специальные лотки из нержавеющей стали размером около 5 кв.м с мелким гравием. Вот туда-то собачкам и положено ходить в туалет.

Далее наш путь пролегал по шикарным дорогам Германии. Пролетели ее мы довольно быстро, пару раз останавливались покушать и прогуляться. В Бельгию въехали – не заметили – границ нет. Немного изменились разметка на дороге и дорожные знаки, а в остальном – все так же. Да, на заправках люди стали говорить не на немецком языке, а на французском. Деньги везде одинаковые. Платить везде можно картой. В общем, смешно становится смотреть на наши потуги с самостийностью Украины, Белоруссии и остальных. Вся Европа объединяется, а мы… В прочем, вернемся к дороге. Во Франции появились платные участки. Причем бесплатные такого же прекрасного качества.

Въехали в Париж в 12 часов ночи. Ощущение неописуемое. Ну, то, что в Москве ночная жизнь бурлит, к этому мы уже привыкли. Но это центр Москвы. Париж встретил нас в полночь гуляющим от самого Бульвара Переферик – это "наша МКАД". Правда, размер его намного меньше.

Найти нужный нам отель близко к Центру удалось не сразу. Много улиц односторонних. А карта города у нас была без направления автомобильного движения. Но, то, что въехали в Париж ночью, помогло нам – движение не такое интенсивное, как днем. К часу ночи разместились в отеле на улице Сити Рожемо.

Утром к нам приехали Татьяна Александровна и Маша Бибаева – они прилетели во Францию пятью днями ранее и остановились в двухстах километрах от Парижа, в городке Сё, около Нонан-Ле-Пин, где расположен Питомник Анн-Шарлотт.

На следующее утро мы проводили Машу в аэропорт – она улетала в Москву, а сами вместе с Татьяной Александровной поехали в Питомник к жениху на смотрины...

Нормандия заслуживает отдельного описания. Тихая низкоэтажная французская провинция, где вдоль узких, но очень хороших дорог стоят домики, утопающие в цветах. Цветы везде: на окнах, балконах, в подвесных кашпо, на полу, на столбах с дорожными знаками. Не дома, а именно домики, выглядят так, как двести или более лет назад. Полное отсутствие крупных промышленных предприятий и большое количество лошадей. Кажется, что вся Нормандия занимается лошадьми. Большое количество замков, в которых живут семьи, владеющие этими имениями более шестисот лет. И не коснулась их череда революций. Многие эти имения открыты несколько дней в неделю для свободного посещения, с целью снижения налогообложения. Около каждого такого замка парк. Форма подстрижки кустов не поддается описанию. Обязательным атрибутом такого имения является конюшня и конкурное поле. У некоторых даже есть маленький ипподром.

Питомник De L'etang Balncet Расположен в местечке Нонан-Ле-Пин. Когда мы приехали к Анн-Шарлотт, в питомнике было около десяти собак. Встретила она нас, как мы потом поняли, на площадке для гостей. Подстриженный плотный ковер из газонной травы огорожен металлической сеткой облицованной какими-то тростниковыми циновками. Все ограждение по периметру украшено корзинами с цветами. Сюда выводятся собаки для показа гостям или на фото и видео съемку.

Вольеры, где живут собаки, отгорожены сеткой от этой гостевой территории на которой развешены металлические жетоны-награды, полученные на выставках и, опять, цветы, цветы, цветы… Щенки до определенного возраста живут в доме. В питомнике к нашему приезду было два взрослых черных кобеля. Оле, для которого пришлось прервать каникулы в Англии, и Ноа – сын Оле. Оле сразу бросился в глаза своей мощью и вместе с тем грациозностью. Его прекрасный лабрадорный темперамент позволил нашим детям делать с ним все, что угодно. Вместе с этим во всех его движениях чувствовалось снисходительное превосходство, граничащее с надменностью. Да, во всех играх, именно он был хозяином ситуации. Нам, не специалистам, было трудно оценить его выставочные качества, но мы понимали, что именно таким должен быть настоящий лабрадор. Анн-Шарлотт пригласила нас в дом. Мы посмотрели все его награды и необходимые документы. Пришлось договариваться и о том, чтобы Свити оставить в питомнике, так как течка у неё так и не началась. Не зря над нашими расчетами смеялись заводчики. Это теперь мы понимаем, что если интервал между четырьмя предыдущими течками был ровно 171 день - совсем не значит, что пятая начнется именно в запланированные нами сроки. Анн-Шарлотт согласилась оставить нашу Свити без каких-либо дополнительных условий или доплат, попросила, естественно, только оставить корм. К слову сказать, наша собака ей понравилась, и одним из первых пожеланий Анн-Шарлотт к нам,  были её слова, что хотелось бы повыставлять Свити во Франции. Но мы то приехали совсем не за этим…

Попрощавшись с Анн-Шарлотт и Свитей мы уехали в Париж, где провели с детьми ещё семь незабываемых дней. Каникулы удались.

Вернувшись домой ежедневно справлялись у Анн-Шарлотт, как там наша Свити. Татьяна Александровна Дрейер успокаивала нас, сравнивая отсутствие нашей любимой собаки с пребыванием детей в пионерском лагере. Но мы не могли дождаться известия, когда нам нужно ехать за Свити.

За собакой нам удалось выехать только через неделю после вязки. В этот раз мы ехали с супругой Еленой без детей и сопровождать нас любезно согласилась Татьяна Александровна. Поехали мы во Францию напрямую, через Беларусь, Польшу, Германию.

Не заезжая в Париж, мы направились сразу в Нормандию в город Сё, где останавливались в прошлый раз. Анн-Шарлотт задержалась в Англии на выставке, поэтому нам пришлось её подождать. Но время зря мы не теряли. От Сё до города Канн, что на побережье Ла-Манша всего 100 км. Для нас это не расстояние и мы отправились к морю. Побывали на месте высадки десанта Союзников в 1944 году. Искупались в море, получили огромное удовольствие.

На следующее утро приехали в Нонан-Ле-Пин, были очень рады встрече с Анн-Шарлотт, с нетерпением искали в стае собак свою Свити. Стыдно признаться, но свою собаку мы не узнали. Когда на наш вопрос, где Свити, нам показали на прыгающего на нас большого мохнатого медведя, мы не поверили, что это наша собака. Полезли в ухо смотреть клеймо, чем вызвали тревогу у Анн-Шарлотт и, может быть, немного обидели её этим. Отозвав Свити в сторону, подав ей несколько команд, убедились, что собака наша. Извинились перед Анн-Шарлотт, дружно рассмеялись. Причиной нашего замешательства было то, что Свити прилично поправилась, сильно обросла шерстью и заметно выцвела. Погода стояла во Франции жаркая и солнечная два последних месяца. Шерсть Свити была скорее рыжая, чем шоколадная. И, конечно, мы не привыкли видеть в России лабрадоров такой плотной комплекции. При этом Свити была самая «стройная» в питомнике.

В этот же день мы посмотрели, как Анн-Шарлот выгуливает собак. К машине цепляется прицеп, как мы потом узнали, для перевозки овец. Собаки, едва открывается калитка вольера, запрыгивают в прицеп. Нам пришлось потрудиться, чтобы выманить из прицепа Свити, куда она запрыгнула одной из первых, и уговорить сесть в нашу машину. Далее мы поехали в лес, принадлежащий семье Анн-Шарлотт. Настоящий лес, находящийся на территории большого частного владения. Ехали мы по узким дорожкам, на обочинах которых были высокие и аккуратно выстриженные кусты, мимо очередного средневекового замка и огромных загонов для лошадей. И замок и лошади и все, что вокруг, как выяснилось, принадлежит тете Анн-Шарлотт. Как в густом лесу гуляют двенадцать прекрасно сложенных и полных энергии лабрадоров, мы раньше не видели даже в кино. Прогулка наша заключалась в прохождении привычного для Анн-Шарлотт и для собак маршрута протяженностью в 3-4 километра. Мы видели, что собаки знают все тропинки и дорожки наизусть. Свити в стае проявляла явно лидерские качества. Немного пугала нас мысль, как она теперь будет жить в квартире.

На следующий день, с такой же процедурой загрузки в прицеп, мы ездили на территорию этого же имения купаться. Вода – родная стихия лабрадоров. Зрелище, когда дюжина собак одновременно прыжком входят в воду и плывут за брошенной поноской вызывает восхищение.

Мы вспомнили слова Татьяны Александровны, о том, что Свити осталась в пионерском лагере, и были очень довольны, что нашей собаке здесь было, действительно, хорошо. Это чувствовалось и в поведении Свити. Она очень привязалась к Анн-Шарлотт. В собачьих глазах читалась радость от встречи с нами и тревога от расставания с питомником и Анн-Шарлотт.

Обратная дорога проходила по привычному маршруту. Через два дня мы были дома.

Наши дети, родственники, друзья и соседи при встрече так же, как и мы, с трудом узнали в светло коричневом, мохнатом «чудище» нашу некогда изящную темно-шоколадную Свити.

 

А через два месяца нас уже радовали четыре прекрасных щенка – две девочки (черная и шоколадная) и два мальчика (черный и шоколадный). Дети великого Оле. И новые приятные заботы захватили нас с головой. Но это уже другая история.

 

 

 

 

Марат, Елена, Тимур и Карина Юлгушевы.

Июнь-Август 2004